"Имитация", R, Анна/Тамао, Анна/Йо/Тамао.

Автор: Wivu
Название: Имитация
Дисклеймер: Персонажи принадлежат Х.Такеи.
Предупреждение: ООС, секс с несовершеннолетними.
Рейтинг: R
Пейринг/Персонажи: Анна/Тамао, Анна/Йо/Тамао намёком.
Жанр: романтика, драма, PWP.
Тип: фемслэш (юри).
Размер: мини.
Анна нервно стискивает зубы каждый раз, когда замечает смущенные взгляды Тамао в сторону Йо, когда слышит тихий плач девушки из-за неразделённой любви в соседней комнате, когда мико невесомо дёргает Асакуру за рукав, привлекая к себе внимание, чтобы что-то сказать. Ревнует? Нет. Просто Йо принадлежит ей, и делить даже его взгляды она ни с кем не собирается. Но ведь так просто отвлечь внимание Тамао от парня, верно?

«Только не привязываться», — думает Анна, за грудки белой футболки притягивая девушку к себе.

— А-Анна… — мико сцепляет пальцы на тонких запястьях Киоямы, — Пусти...

Итако резко припадает к тонким губам, не дав девушке вымолвить и слова.

Так надо.

Только не привязываться

Анна не хочет знать, много или мало прошло времени, но до сих пор не может убедиться, следует ли она сейчас той важной мысли, которая проскользнула в её голове. Это казалось самым главным.

Единственным освещением является свеча, стоящая на низком маленьком столике, скорее предназначенном для чаепития. Пламя колышется от резких движений рядом, в лёгкой пляске сжимает фитиль в объятиях, создавая блики на деревянной поверхности стола.

Тамао не спеша ложится на живот, уткнувшись носом в подушку, пряча румянец на щеках. Итако сдвигает несколько прядей волос в сторону, открывая шею, и скользит тёплыми губами по коже, заставляя рваный выдох непроизвольно вырваться из груди девушки. С тихой усмешкой острым языком проводит по позвоночнику, уже удостаиваясь и тихого стона. Оглаживает чуть выступающие рёбра, смыкая ровные зубы на коже между лопаток. Тамао сжимает мягкую подушку в руках, тихо и сдавленно стонет от удовольствия. С каких-то пор ей безумно стало нравится то, когда Анна начинала ласкать спину, то осыпая невесомыми поцелуями, то приятно покусывая чувствительную кожу. От этих действий тело словно пронзает электрический ток, скребется в горле и стоном срывается с губ.

Анна обводит контур худых лопаток языком и царапает ногтями кожу, слушая приглушенные подушкой выдохи. Уже чувствует, как тело девушки разогревается под сухими губами. Привычная атмосфера, привычные действия. Все это привычно, но те жаркие ощущения внутри никогда не теряются.
Итако на мгновенье отстраняется, когда мико вдруг переворачивается на спину, оказываясь лицом к лицу с ней. С тихим выдохом Тамао запускает тонкие пальцы в соломенные волосы девушки, осторожно притягивает к себе ещё ближе, пока не чувствует тёплое дыхание, опаляющее губы. Где-то в груди сердце бьётся от волнения в стремительном ритме, кажется, вот-вот переломает рёбра изнутри и пронзит ужасной болью. Стыдно, но всё это давно превратилась в нечто совсем интимное, недоступное и неясное для разума других, в нечто непостижимое, затуманивающее, манящее. Тамао до сих пор может в каком-то порыве попытаться оттолкнуть от себя. Анна лишь тихо ухмыляется, замечая, что, судя по всему, девушку грызёт какое-то непонятное чувство неправильности.

Итако целует сухие податливые губы, почти сразу проникая языком внутрь. Без всякой спешки ведёт им по нёбу, сплетает языки. Розоволосая судорожно выдыхает сквозь поцелуй, теряя остатки кислорода в лёгких. Так можно и задохнуться. Хотя, это была бы самая лучшая смерть, как бы пафосно не звучало. Дрожь в теле, вздрагивающие ресницы, тихий вздох, покидающий грудь, когда Анна нарочито медленно обводит языком контур бледных губ. Слишком приятно, безумно манит, сводит с ума. Горячей рукой проводит от ключиц до живота, заставив девушку невольно прогнуться в спине, застыв на несколько мгновений в неподвижную скульптуру, и сжать пальцами белую ткань простыни. Анна наблюдает, как блики пламени еле заметно играют на хрупких ключицах, и невольно осознает, что может долго любоваться девушкой, как любой другой человек любуется огнем. На секунду закрыв глаза, отгоняет от себя эту мысль. Бред. Ничего подобного не может быть.

Итако тянется к низкому столику и дует на свечу, дабы затушить яркое пламя. Огонь резко испаряется в воздухе, оставляя за собой лишь обуглившийся фитиль и подтаявший воск. Дождавшись, пока глаза привыкнут к темноте, Анна наклоняется к шее мико, находя и целуя впадинку на ней. Снова мягкий выдох, сорвавшийся с губ Тамао. Тихий и безумно знакомый.

Только не привязываться

Едва различимый запах истлевших страниц, старых книг, потрепанных годами. Пульсирующая тишина в воздухе, пожалуй, слишком тихая. И Тамао. Тут, рядом, сидит за небольшим столом, сверля взглядом учебник. Конец триместа. Готовится к экзаменам. Анна сама не понимает, зачем пошла за девушкой в эту библиотеку, но это явно лучше, чем просто бесцельно сидеть дома. А тут незыблемое безмолвие. Постоянное.
Тамао бегает усталым взглядом по строчкам, которые уже не несут для нее никакой смысл. Весь текст превращается в простой нецелесообразный набор слов. Просто один сплошной абсурд. Разве можно уловить хоть какой-то смысл, когда тишина и чужой взгляд давят на виски?

Замысловатая люстра под высоким потолком освещает все помещение, яркими лучами не забираясь лишь в самые укромные уголки. До безобразия ровно расставленные по полкам старые книги, притягивающие к себе любопытные взгляды. Стеллажи вокруг, казалось, скрывают стол и людей от посторонних взглядов. Слишком идеально. Чопорно.

Анна смотрит из-под полуприкрытых век на корешки книг, прочитывая простые названия. Пытается сосредоточиться лишь только на этом, но взгляд невольно скашивается в сторону девушки, которая до сих пор не отвлеклась от книги хотя бы на минуту. Итако глубоко вдыхает прохладный воздух вместе со всеми запахами, таящимися в библиотеке.

— Не слишком ли долго? — сухо спрашивает она, ставя локти на стол и подпирая подбородок ладонью. Они действительно достаточно долго находятся здесь.

Тамао отводит взгляд от книги и робко смотрит на девушку. Глаза, утомленные долгим чтением, чуть покрасневшие. Мико непределенно жмет плечами, что-то невнятно проговорив. Тихо усмехнувшись такой неуверенности, Анна берет девушку за подбородок и смотрит в испуганные глаза, прежде чем запечатлеть легкий поцелуй на губах.

— Тут же… — Тамао взволнованно оглядывается, заливаясь румянцем.

— Пусто, — тихо заканчивает за нее итако, встав из-за стола.

Розоволосая, предварительно закрыв книгу, медленно направляется к стеллажу, чтобы поставить учебник на место. В горле внезапно становится сухо, то ли от странного волнения, то ли действительно от того, что хочется пить. В любом случае, руки почему-то еле заметно дрожат.

— Домой? — тихо спрашивает девушка, поворачиваясь к Анне, но вдруг чувствует сухие губы, настойчиво прерывающие ее речь.

Невыносимо теплые, мягкие. И руки, скользящие вверх по талии, словно сдавливают и крошат всю волю. Это безумно манит, но лишает разума… Когда Анна прерывает поцелуй всего на несколько секунд, чтобы жадно схватить ртом воздух, девушке удается выговорить что-то невнятное, но возражающее, и осторожно упереться руками в ее плечи. Однако это все уже слишком прельщающе, чтобы сопротивляться. Когда губы нарочито медленно переходят на шею, Тамао так сильно жмурится, что перед глазами мелькает нечто, похожее на ежесекундные разряды молний. Но Анна лишь легко касается светлой кожи, прежде чем снова жадно целовать податливые губы, не давая и секунды на то, что бы вдохнуть немного воздуха. Мико вздрагивает каждый раз, когда языки соприкасаются, когда девушка мучительно медленно ласкает каждый сантиметр рта, прерывисто выдыхая. Грудь тяжело вздымается при каждом вдохе, словно это дается с большим трудом, словно легкие внутри сдавило тисками. Итако немного отстраняется от девушки и тут же припадает к шее. Сжимает бледную кожу зубами, покрывает невесомыми поцелуями, очерчивает горячим языком хрупкие ключицы. Тамао тяжело дышит через приоткрытые губы, опустив веки. В ушах та звенящая тишина, которую пронзают шумные вздохи.

Холод стены сквозь тонкую ткань школьной блузки. Странно, мико сама не заметила, как медленно отступила назад. Кладёт вспотевшие ладони на стену, всё сильнее прижимаясь к ней, словно пытаясь избежать девушки, но остаётся только подставлять шею под горячие губы, скользящие от подбородка до ключиц. Анна путается тонкими пальцами в пуговицах белой блузки, продолжая без передышки целовать покрасневшую шею, невесомо покусывая чувствительную кожу. Рвано выдыхает, кладя ладонь на затылок, осторожно сжимает волосы и легко касается тонких губ. Спустя секунды, быстро расправившись с пуговицами, проводит рукой по плоскому животу, едва чувствует дрожь в теле девушки. Тамао порывается поймать итако за запястья, но тут же опускает руки, когда ощущает тёплые руки у себя на рёбрах. Удаётся посмотреть в глаза, уже поддёрнутые белой пеленой. И тут в собственных глазах зрачки мечутся то вправо, то влево.

— Подожди, Ан… — девушка внезапно прерывается, тихо стонет, ощущая аккуратно сомкнувшиеся на соске зубы.

Анна легко усмехается, сильнее стиснув зубы, касается языком, легко покусывает, на короткие мгновенья обхватывает губами, с удовольствием слушая приглушённые выдохи, когда мико закусывает губу, что бы не застонать. Светловолосая сдавливает худые ребра, ладонями притягивая к себе. Тамао судорожно путается пальцами в соломенных волосах, кусая собственные губы до того времени, пока маленькая рана не начинает саднить. Не вырвавшиеся наружу стоны сдавливают горло спазмами, заставляя стискивать зубы и прерывисто выдыхать. Все эти действия безумно приятны. Мико бесконечно сильно нравиться чувствовать сухие горячие губы на своей коже, жадно сжимать пряди охристо-жёлтых волос, зарываясь в них и глубоко вдыхая приятный аромат. Так сильно, что все мысли просто покидают голову, оставляя за собой лишь непомерное желание забыться в удовольствии.
Анна целует впадинку между ключицами и, легко сжав худые плечи, заставляет девушку прильнуть к себе спиной, а сама медленно прижимается к стене. Кладёт ладонь на солнечное сплетение и целует пульсирующую под кожей жилку на тонкой шее, срывая с губ мико тихий стон. Свободной рукой скользит под ткань штанов, медленно зажимая рот девушки ладонью...

Итако кажется, что сейчас нет ничего важнее, чем худое податливое тело, извивающееся в её руках. Глухие стоны, теряющиеся в ее собственных пальцах, как будто оживляют эту бездыханную библиотеку. Тамао откидывает голову назад, почти касаясь затылком хрупкого плеча девушки, закрывает глаза, подается бедрами на встречу невероятно горячим пальцам, содрогаясь в удовольствии. Анна, повернув голову девушки к себе, целует влажные губы, оттягивая назад пряди коротких волос, ловит губами протяжные стоны. Проводит ладонью по изящно изогнутой шее, чувствуя капли пота на горячей коже.

Только не привязываться

Тамао осторожно проводит ладонями по плечам девушки, утыкается носом в тёплую ключицу.

«Только не привязываться», — снова повторяет свою мысль Анна.

Это ведь так просто. Не любить, не привязываться, не привыкать.

Всё лишь для того, чтобы Тамао просто забыла о существовании Йо. А иначе для чего?

Только не привязываться
Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: