"Лунный ручей", Анна/Тамао, R.

Автор: Wivu
Название: Лунный ручей
Дисклеймер: Персонажи принадлежат Х.Такеи.
Предупреждение: ООС, секс с несовершеннолетними, AU.
Рейтинг: R.
Пейринг/Персонажи: Анна/Тамао.
Жанр: Романтика, PWP, ER.
Тип: фемслэш (юри).
Размер: драббл.

 


Ночные небеса подобны полотну великого художника, когда столько звезд их усыпают. Всех окутывает пелена долгого, крепкого сна. Скрип дверей теперь не нарушает ночную тишь. Лишь стрекот сверчков, редкие крики птиц-хищников. Неповторимая ночная безмятежность.
Ручей под низким деревянным мостом журчит, раздаются всплески. Вода с шумом несётся вперёд, сбиваясь в молочно-белую пену из-за своей стремительности. Лунные лучи пляшут на малахитовых листьях вековых деревьев, с таким рвением тянущихся к ночному небу. Тамао кладёт руки на деревянные перила моста. Шум воды успокаивает, принося с собой умиротворение. В темноте видно, как блестит в свете луны лилейная пена. Девушка расслабленно выдыхает, когда чувствует касание чужих губ к виску. Вздрагивает от неожиданности, ощущая, как тёплая рука скользит под лёгкую белую рубашку, аккуратными ногтями касаясь спины. Сегодня ночью прохладно, но этой одежды вполне достаточно, чтобы сохранить тепло в теле.

— Йо тебя искать не будет? — робко и тихо спрашивает девушка, устремив взгляд вниз.

Анна усмехается, подавшись вперёд и заставив розоволосую прижаться к перилам. Та содрогнулась — сквозь тонкую ткань рубашки чувствовался весь холод деревянной ограды, словно острыми иглами впивающийся.

— Он даже не заметит моего отсутствия, — Киояма пропускает пурпурные пряди волос сквозь свои тонкие пальцы, — Слишком крепко спит.

Пальцами подцепляет край рубашки, собирает в складки, приподнимая, как бы невзначай касаясь плоского живота. Тамао ёжится и машинально прижимается спиной к девушке, всем телом напрягаясь, словно пытаясь избежать прикосновений. Горячее дыхание на щеке, толпы мурашек по телу, когда холодный порыв ветра обжигает бледную кожу. Смущающе, неправильно. Стыдно. Но девушка никогда не препятствовала столь приятным действиям.
Ровные зубы смыкаются на мочке уха, срывая с губ розоволосой рваный выдох. Не больно, но ощутимо. Анна осторожно сжимает ладонями худые плечи девушки, быстро разворачивая к себе. Взгляд такой спокойный, хладнокровный, как у удава, гипнотизирующего свою добычу, но вожделенный, вгоняющий в краску. Девушка смотрит долго из-под полуприкрытых век, словно испытывает, и Тамао видит в глазах своё отражение. Рдеющие румянцем щёки, чуть взъерошенные волосы, в которых совсем недавно путались тёплые и знакомые пальцы, робкий взгляд. Загнанный в угол зверёк.
Анна мягко накрывает губы девушки, взяв её лицо в тёплые ладони. Языком скользит по верхней губе, углубляет поцелуй. Целует сдержанно, томительно медленно, упиваясь каждым случайным соприкосновением языков. Ласкает нёбо и десна, ощущая, как Тамао каждый раз вздрагивает. Зарождает в теле уже знакомое чувство.
Пусть их ищут. Долго. С яркими фонарями в руках. Пусть головы сломают в догадках. Всё равно не найдут.
Глухие шаги по деревянной поверхности бьют по вискам. Тамао ощущает дрожь в теле, когда горячая ладонь скользит под воротник и тонкие пальцы самыми кончиками касаются кожи. Анна мимолётно проводит обжигающим языком по бледно-розовым губам девушки и тут же отстраняется, лишив ту робкой попытки поцелуя. Секунда и розоволосая ощущает спиной холодный ствол дерева. Видит, как девушка с присущей усмешкой облизывается. Сердце с силой колотится о рёбра, словно пытается сломать изнутри. И волнение гулко бьёт по вискам, заставляя спину покрываться незаметными бусинками пота.
Анна целует хрупкие ключицы, проведя пальцем по жилке на шее, яростно рвущейся вон из-под бледной кожи. Смыкает пальцы на плечах девушки и та машинально кладёт мягкие ладони на её запястья. Тамао судорожно хватает ртом воздух, когда руки светловолосой быстро забираются под рубашку, гладя чуть выступающие рёбра. Внутри всё связывает томительным узлом. С каждым прикосновением мир сужается до одного лишь чувства. И, кажется, больше не слышен тихий рокота ручья. Одно лишь биение собственного сердца.

… Из-за каждого неловкого движения твёрдая кора дерева оставляет на коже мелкие царапины. Но плевать на боль, когда тело само изгибается дугой в исступлении, не жалея позвоночника. Стоны, так давно томящиеся в груди, наполняют ночную тишину, а пальцы Тамао невольно путаются в светлых волосах девушки, чьи руки располагаются на худых девичьих бёдрах. Слова, словно нити, вьются в лунных лучах, превращаясь в бессвязные бормотания. Луна — пожалуй, единственный, ненавязчивый свидетель, любопытно косящийся из-под ветвей деревьев.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: