"Яд", R, Анна/Тамао.

Автор: Wivu
Название: Яд
Дисклеймер: Персонажи принадлежат Х.Такеи.
Предупреждение: ООС, секс с несовершеннолетними, AU.
Рейтинг: R.
Пейринг/Персонажи: Анна/Тамао.
Жанр: Романтика, songfic, фэнтези, PWP.
Тип: фемслэш (юри).
Размер: Мини.
Примечания автора: «Мельница — Невеста Полоза»
Я скурила свою искуственную ёлку. Так что все претензии к производителям этой самой ёлочки г.г Буду не против, если мне укажут на ошибки, ибо с планшета писать не особо удобно, к тому же он глючен ^^

 


Лиха не ведала, глаз от беды не прятала.
Быть тебе, девица, нашей – сама виноватая!
Над поляною хмарь –
Там змеиный ждет царь,
За него ты просватана...


Тамао проводит рукой по гладкой шёлковой простыни, сидя на коленях и разглядывая в сумраке худую фигуру, растянувшуюся на кровати. Светлые волосы, несколько прядей которых упали на лицо девушки, полуприкрытые глаза в обрамлении девичьих ресниц. Со стороны выглядит безумно хрупкой, словно хрусталь. Однако Тамамура знает, что ей понадобится лишь доля силы, чтобы в мгновение ока задушить любого.

Взгляд вот уже немалое время направлен только в её сторону. Можно было, конечно, забыться и уснуть под равномерный стук капель дождя о гладкую поверхность окна, но сна не было ни в одном глазу. Ветер глухо завывает на улице, вторя раскатам грома, заставляя изредка вздрагивать от неожиданности. Однако плохая погода создаёт какой-то еле уловимый особый уют в комнате. И это избавляет от разрастающегося страха внутри и призывает к спокойствию.

— Ты отпустишь меня, Анна? — неуверенно спрашивает Тамао, непроизвольно вжимая голову в плечи.

Девушка, не поспешив с ответом, легко сжимает крепкими худыми пальцами подушку, тихо усмехаясь. Над пропитанной влагой землёй пронёсся очередной рокот грома.

— А ты хочешь?

Тамамура на несколько секунд теряется. Действительно, а хочет ли она? Да — может быть, лишь отчасти. Девушка не отвечает. Пожалуй, она потом ответит на столь тягостный вопрос. Глупо так и опрометчиво было попасться в чужие руки. Но не все ведь так плохо, как могло бы и быть. Она жива, а это должно быть самым главным. И Анна к ней неплохо относится… Яркая молния за окном на мгновенье освещает полутёмную комнату, заставляя Тамао невольно вздрогнуть, а далее следуют глухие раскаты грома. Дождь с новой силой расшибается об гладкую поверхность окна, словно стремится разбить его и попасть в тёплое и уютное помещение. Определенно, даже сумасшедший не выйдет на улицу в такую погоду.

Чуть веет холодом, который приносит вместе с собой легкий запах древесины и лесных ягод. Тамао стихийно наклоняется, упираясь руками в мягкий матрас, и зарывается лицом в светлые волосы, источающие до одурения приятный аромат. Глубоко втягивает носом и на пару коротких мгновений кружится голова, и глаза подернуты белой пеленой. Она осторожно прижимается к девушке в поисках тепла и та в ответ обнимает хрупкое тело.

— Оставайся, — шелестит голос над ухом.

Голос — манящий, призывный. Прельщающий яд, которому невозможно не повиноваться.

Позади слышится шорох, с которым длинный хвост скользит по чёрному шёлку и невесомо касается спины Тамао сквозь лёгкую ткань халата, заставляя озноб бежать по бледной коже. Почему-то именно сейчас появляется дикое желание попробовать его на ощупь и, с каким-то титаническим усилием преодолев неуверенность, девушка касается дрожащими пальцами тонкой талии и скользит ими вниз к бёдрам, туда, где тёплая кожа граничит с прохладной чешуей. Чешуя твёрдая, словно броня, и кажется, что её не проткнуть даже лезвием. Её холод пронизывает руку до самого локтя, заставляя поспешно отдёрнуть пальцы.

— Холодно? — насмешливо задаёт вопрос Анна, перебирая короткие пряди розовых волос.

Тамао едва заметно кивает, кладя ладони с согнутыми пальцами на живот девушки и только сильнее прижимаясь к обнаженному телу.

— Анна, — слова поглощает раскат грома за окном.

Наверное, это имя уже начинает приобретать какой-то сакральный смысл. Оно кажется каким-то особенным, таким же, как и его обладательница. Анна крепче сжимает руками худое тело и в короткие мгновения поднимается на сильном хвосте, заставив девушку невольно сдавленно вскрикнуть. Тамао в испуге хватается за чужие плечи. Сердце пропускает несколько ударов раньше, чем начинает с бешеной скоростью колотиться о рёбра. Звуки его пульсаций глухо, словно сквозь вату, отдаются в ушах.

— Не бойся, — светловолосая кривит тонкие губы в привычной усмешке.

Усмешка столь двусмысленна, что бурлящая в венах кровь стремительно приливает к лицу Тамамуры. Девушка намеренно вгоняет её в краску. Видимо, находит это забавным. Она наклоняется к её лицу, смотря в смущенные глаза. За какие-то жалкие секунды такой близости тёплое дыхание на лице заставляет Тамао вздрогнуть так, словно тело пронзили раскалённым на огне ножом. Она снова чувствует запах ягод, видит янтарные глаза, которые завораживают и освобождают голову от мыслей, взамен наполняя безграничной покорностью.

Анна невесомо соприкасается с девушкой губами, чтобы потом чуть отстранить от себя. Хочет растянуть этот момент подольше. Спешить ведь некуда, верно? Скользит языком между тонкими губами, сомкнув пальцы на подбородке, прежде чем с упоением, словно изучая, ласкать каждый сантиметр рта и ловить тяжёлые выдохи. С этого момента Тамао теряет все остатки здравого мышления и понимает, что Анна — яд. Потому что заполняет жилы, полностью подчиняет организм себе. Парализует всю волю. Только от этого яда не спасет ни один антидот.

— Анна, — повторяет Тамамура, опираясь лбом о лоб девушки и позволяя поймать той острым языком почти незаметную тонкую ниточку слюны, свисающую с её нижней губы, — Не отпускай...

Опускает веки и чувствует, как её укладывают обратно на тёплую постель. Влажный язык, бороздивший шею, срывает с губ тихий стон и заставляет зарыться пальцами в соломенные волосы. Тамао сжимается, рвано дышит, елозит на простынях от непривычных ощущений. Порывается схватить девушку за запястья, когда та развязывает пояс халата. Однако шипящий голос около уха, словно шелест листьев, немного успокаивает и заставляет отпустить руки, позволяя тёплым губам коснуться хрупких ключиц. Анна целует впадинку между грудями, опаляя дыханием чувствительную кожу. Даже через лёгкое прикосновение можно почувствовать, как напрягается и содрогается все тело Тамао, не привыкшее к подобным ласкам. Эта детская невинность безумно притягательна и придает некое очарование.

— Останешься, — девушка чувствует прикосновение к собственным пылающим скулам, — Со мной...

Это звучит даже не как приказ, а как утверждение и неопровержимый факт.

Тамамура видит, как рядом мелькает изумрудная чешуя. Слышит шорох и собственное сбитое дыхание. Чувствует, как девушка целует выступающую косточку на её лодыжке. И думает, что не сможет уйти, даже если сама того пожелает. Всхлипывает и неприлично долго стонет, когда Анна щекочет внутреннюю часть её бедёр языком, заставляя низ живота сводить безумно томительным ощущением. И с губ уже срываются тихие мольбы.

***

В комнату через открытое окно проникает запах сырости после недавнего дождя, а вместе с ним и легкая прохлада, норовящая остудить тёплую кожу.Тамао осторожно ложится под руку девушки и трётся носом об худое плечо, выпрашивая малейшей ласки. В какой-то момент вздрагивает, когда змеиный хвост, скручивающийся в несколько колец, невзначай задевает её спину.

— Анна, — тихо зовёт девушка, обвивая руками узкую талию, — Я останусь.

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: